КАЗАЧИЙ ЧУБ

Казачий чуб, казачий чуб — густой, всколоченный, кудрявый...
Куда под звон военных труб — ты не ходил за бранной славой?
Какие берега морей, какие горы, степи, дали —
Тебя — красу богатырей — еще ни разу не видали?


Была далекая пора, когда, влекомый буйным зовом,
Под многогрудное “Ура!” — ты гордо вился над Азовом!
Твоя широкая душа, не зная грани и предела,
За берегами Иртыша, за Ермаком ходила смело!


И твой протяжный звонкий “гик”, твой гордый голос исполина,
При хладном блеске острых пик — слыхали улицы Берлина!
И твой полет степной стези, и твой лампас алей калины,
Когда-то видели вблизи Балкан цветущие долины...


И не один, а много раз, во дни кровавые расплаты,
Тебя палил огнем Кавказ, студили холодом Карпаты!
В степях, в горах твои следы, где буйно ветры злобно веют,
И где, свидетели беды, казачьи кости не белеют?


И вот — за доблесть на посту, тебе “последняя награда”:
На окровавленном мосту, на хладных стогнах Петрограда...
Судьба три года берегла тебя в бою, в огне окопа,
Теперь убит из-за угла, рукой наемного холопа...


И у подножья Царских Врат, во имя мира и покоя —
Прости убийцам, милый брат, своею щедрою душою!
И унеси под звуки труб, под звон Архангеловой меди,
Свой гордый чуб, казачий чуб, к последней праведной Победе!

 

Сотник Калмыков